Одна из общепризнанных проблем России – низкая плотность ее населения, 146 млн человек на 17 млн квадратных километров. Но в городских пробках низкая плотность как-то совсем не ощущается – значит, дело еще и в неравномерности размещения населения по нашим землям. Очень обидно, когда даже холодным летом 2017 года видишь некошеные травы в человеческий рост… И вот интереснейшую инициативу, могущую изменить ситуацию к лучшему, выдвинули депутаты Костромской облдумы – бесплатно раздавать землю по примеру «дальневосточного гектара»!

Безусловно, программа, предложенная костромскими депутатами, своим прототипом имеет «Закон о дальневосточном гектаре» – федеральный закон Российской Федерации, действующий с 1 июня 2016 года и регулирующий земельные, лесные и иные отношения, связанные с предоставлением гражданам Российской Федерации земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности и расположенных на территории Дальневосточного федерального округа.

Профильное Минвостокразвития достаточно высоко оценивает результаты этого закона – ежедневно по программе дальневосточного гектара поступает в среднем по 2 тыс. заявок. Каждый второй потенциальный землевладелец хочет построить на участке дом. Всего по программе бесплатного гектара подано уже около 60 тысяч заявок. Примерно треть из них - не от жителей Дальнего Востока. Но год – это крайне мало для того, чтобы оценить столь масштабную программу…

И когда мы хотим посмотреть поподробнее костромские СМИ, то с некоторым испугом видим там следующий заголовок – «Под Костромой бесплатно раздадут землю по американскому образцу»… И текст – «костромской закон похож на американский законопроект еще 19 века, когда в США фермерам бесплатно раздавали необработанные земли на западе. Считается, что эта мера серьезно подняла сельское хозяйство в Америке и резко увеличила число фермеров»… С такого очень легко впасть в некоторую задумчивость! Обращаться к опыту зарубежных стран, конечно, полезно, но…

Дорогие соотечественники – один из классических курсов русской истории Василия Осиповича Ключевского рассматривает «колонизации страны как основной факт русской истории». Колонизации – во множественном числе, поскольку Василий Осипович рассматривал как периоды колонизации, так и тех, кто ее проводил – выделяя крестьянскую колонизацию, колонизацию монастырскую… И воспитанные на книгах Ключевского государственные и общественные деятели Российской империи осуществляли на рубеже девятнадцатого-двадцатого веков программу масштабной раздачи государственных земель.

Сегодня странно представить, что главной проблемой России 1897 года было перенаселение. Проведенная в тот год перепись насчитала 35% лишних людей; людей, которых невозможно было полноценно прокормить на тогдашнем уровне сельского хозяйства, без минеральных удобрений, без сельхозмашин – хотя бы с конным приводом…

Именно «земельный вопрос» – а не «народные гуляния» студентов с курсистками по Невскому в феврале 1917 года – взорвал Российскую империю. И угрозу эту задолго до этого видели и государственные служащие, и общественные деятели.

Впервые земли начали организованно раздавать крестьянам, когда единственным транспортом в тех краях был гужевой…

Организованное крестьянское переселение в Сибирь обычно связывают с именем Столыпина. Но Пете Столыпину было только три годика, когда в 1865 году началась раздача крестьянам земель Алтайского горного округа. Земли эти были кабинетные, принадлежали императорской фамилии и управлялись «Кабинетом его величества». Царь-освободитель убивал двух зайцев – снимал проблему крестьянского перенаселения и обеспечивал кадрами горные заводы (потом этот прием, подсобный огородик у рабочих, заимствует Форд…). Правда, масштаб переселения был ограничен. Сейчас трудно представить, как дорог и труден был путь на гужевом транспорте, до железных дорог…

Так что безземелье было в России – а «за Камнем» крестьяне Барабинской степи говорили так: «Селись — где хочешь, живи — где знаешь, паши — где лучше, паси — где любче, коси — где густо, лесуй — где пушно». Проблема была не в том, чтобы получить землю, а в том, чтобы до этой земли добраться! Поэтому закон 1889 года о выделении земель переселенцам в памяти народной и не отложился – слишком сложен был путь в Сибирь, к пустующим землям.

А почему же запомнилась «столыпинское» переселение? Чем в народной памяти – кроме пресловутых «галстуков», крайне немногочисленных в реальности – остался Петр Аркадьевич? Правильно – вагонами! Вовсе не арестантскими. Переселенческими. Специально сконструированными для этих нужд. Кардинально меняющими логистику переселения, на порядки сокращающими время в пути и стоимость его. Теми вагонами, которые стало возможно использовать благодаря Транссибу.

С Транссибом дело пошло веселей…

Именно благодаря новым транспортным технологиям за период 1906—1914 гг. в Сибирь переселились 3040333 человека, возвратились — 529835 человек. Наибольшее число «обратников» пришлось на 1910—1911 гг., им не повезло, только начав разворачивать хозяйство, оказаться под чудовищной засухой 1910-11 годов… И проблемы с недостаточной эффективностью чиновничьего механизма были – запаздывало землеустройство, не хватало дорог, имела место коррупция при распределении участков… Но – 2,5 миллиона переселенцев!

И при правильной агротехнике, при разумном ведении хозяйства Сибирская земля благодарила прекрасными урожаями – классическим примером этого был крестьянин Сорокин из алтайского села Карасук. Он имел запасы хлеба до 100 тыс. пудов и 8 тыс. голов скота. Его состояние оценивалось свыше 1 млн руб. Миллион полноценных николаевских – без малого тонна чистого золота! У крестьянина… Так нужно ли нам крутить головами в поисках чужого опыта, или стоит иногда подходить к полкам со старыми добротными томами и заглядывать вглубь родной истории?

Так какие же уроки мы можем из нее извлечь? Наверное, первое – что подтверждают и позитивные оценки «дальневосточного гектара» – это эффективность бесплатной и максимально простой раздачи сельскохозяйственных земель добронамеренным пользователям, тем, кто будет готов ввести их в сельхозоборот. Больше земли в руках у людей – больше валовой региональный продукт. Больше земли окультурено на территории – больше ценность всей этой территории, включая соседние участки.

Костромская область. Окрестности села Сусанино…

А ведь общая площадь сельхозугодий в Костромской области составляет 860 тысяч гектаров, из которых почти 580 тысяч уже поделены на земельные доли. Однако права официально оформлены лишь на 235 тысяч гектаров, это менее 41 процента земель. Почти 60 процентов пашни и заливных лугов остаются бесхозными и пустуют. Лугов – а у нас же заметный дефицит молока в стране. Так что раздать землю без аукциона фермерам – это представляется очень позитивным шагом!

Какую землю возьмут сразу – ну, очевидно, смежную с уже действующими хозяйствами. Ведь на территории Костромской области зарегистрировано около 300 фермеров. Они производят порядка двух процентов от общего объема сельхозпродукции в регионе. Смогут увеличить свои участки – продукции станет больше. Ну и дальше наступит черед земель с хорошей транспортной доступностью. Какой урок мы вынесем из раздачи земель Сибири – она стала массовой, когда появилась транспортная доступность. Так и сейчас – транспортно доступные участки станут заметно привлекательными! Ну а потом, когда они войдут в хозяйственный оборот, настанет черед и соседних…

Вспомним и о тех переселенцах, кто разорялся в Сибири… Некоммерческие организации, поддерживаемые местными властями, могли бы помочь новым и расширяющим угодья фермерам как с гласностью раздачи земель, что исключит коррупцию, так и с выбором востребованных сельхозрынком специализаций. Рассказавшая про костромскую инициативу «Российская газета» называет таковым семеноводство многолетних трав, в которое можно войти со сравнительно небольшими вложениями. А вот тут на дороге рассказали удивительную историю.

Сверхвысокотехнологичный тепличный комплекс по соседству работает в условиях изоляции от атмосферного воздуха, что исключает появление вредителей и нужду в гербицидах. Но растения надо опылять. Для этого используются привозные из Европы шмели-гнотобионты. Цикл их работы – около месяца, потом завозится другая партия.

О чем это говорит? А о том, что в отечественном сельском хозяйстве есть масса высокотехнологических и высокорентабельных ниш, в которые можно войти с куда меньшими затратами, чем в производство валовой продукции. Ведь про бомбидарии, ульи для шмелей-опылителей, «Наука и жизнь» рассказывала еще в 1980-е… Так что общество должно видеть, что раздача пустующих земель, распространение современных знаний и практик – как когда-то делали это ОБЩЕСТВЕННЫЕ агрономы-земцы – есть один из путей к решению проблемы редкости российского населения!

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.