Вы — глава городского или сельского поселения, жители которого обеспокоены участившимися набегами волков? Или рядовой житель такого населенного пункта? А может, возглавляете местное общество охотников и рыболовов или инспекцию по охране животного мира и по роду деятельности вынуждены выслушивать многочисленные жалобы местных жителей на свирепствующих хищников? Вы уже вошли в бригаду добровольцев-«волчатников» или из последних сил финансируете ее в надежде, что звери не доберутся до вашего сельхозпредприятия или личных подворий? И каковы успехи? И есть ли уверенность, что вы действуете правильно?


Это фото брошенной деревни вблизи Чернобыльской АЭС. Картинки из городов и поселков, где люди видели волков на улицах, как правило, отсутствуют.

Близко — не всегда хорошо

К жителям сельской местности и «городов сельского типа» природа близка настолько, что от дома до ближайшего лесного массива путь короче, чем до магазина шаговой доступности. Но «смычка природы с городской средой» имеет и не всегда приятные нюансы. Один из них — визиты лесного зверья. Ежи, ласки и белки обычно вызывают умиление, заглянувший на частное подворье лось — удивление, но ни один из диких гостей не создает такой негативной информационной волны, как волки.

Они успешно расправляются с бродячими и хозяйскими собаками. Владельцы домашней птицы, кроликов или коз с овцами тоже близости хищников не рады, не говоря о руководителях конюшен и животноводческих хозяйств. В отдаленных поселках жителям случалось видеть волков прямо на улицах среди бела дня, и люди обеспокоены риском нападения зверя на ребенка или старика. Пугает и способность волков давать с бродячими собаками потомство, внешне похожее на домашних «барбосов», по характеру же напоминающее серого хищника — умного, хитрого, опасного. Как потом жить на одной территории с этим «зоопарком»?..

«Традиция», сложившаяся веками?

Борьба с волками в России началась в XIX веке, когда циркуляром министерства внутренних дел России была учреждена премия за добытых зверей — от полутора до трех рублей серебром. В каждой волости содержался штатный егерь, в обязанности которого вменялось уничтожение определенного количества этих хищников. Эти меры разработали на основе опыта европейских стран по «регулированию численности волков», приведшему к полному уничтожению их популяций в Англии, Ирландии, Франции, Италии и Бельгии еще до XVIII века. Там государство тоже выдавало денежные премии удачливым «волчатникам». Некоторые источники утверждают, что в одной Нижегородской области в дореволюционный период истребляли ежегодно до 7000 волков.

В советский период расширился диапазон применяемых методов истребления: с 40-х годов начали применять охоту с воздуха, спустя пару десятилетий стали активно применять яды и капканы, а также уничтожать щенков на логовищах. В 80-е применение ядов было запрещено, но на практике не прекратилось.

Защитники волков уверяют, что за 70 лет уничтожено более полутора миллиона «серых». За «успехи» в этой деятельности учреждались денежные награды и иные поощрения.


Волков чаще всего рассматривают либо как вредителей, либо как трофей

В постсоветском пространстве участь волков не намного легче. Правда, регионов, где за убийство зверя охотники получают вознаграждение, поубавилось. За шкуру волка в 2015-м в Костромской области давали 1000 рублей, в Ярославской и Архангельской — 10000 рублей, в Якутии до 100 тысяч рублей, а в Кировской и Ленинградской областях волчатникам не платили и не платят ничего. Правда, есть еще отнюдь не символическая (от 500 долл. США) стоимость волчьей шкуры на черном рынке, в том числе международном (кстати, и в интернет-магазинах эту позицию можно встретить), но это уже «тянет» на нарушение Бернской конвенции об охране дикой флоры и фауны 1979 г., хотя в России она не ратифицирована.

В некоторых странах, в частности, в Казахстане, для охоты на волка не нужно даже получать разрешение. В России такое разрешение нужно брать лишь на период, когда охота запрещена, а в сезон охоты количество добытых хищников не ограничивается по меньшей мере в районах, где визиты волков представляют проблему для хозяйства.

Бить или не бить — вот в чем вопрос

Пока «пострадавшие» от хищников требуют от местных властей «принять решительные меры», активисты-экологи сыплют гневными обвинениями в адрес тех, кто потворствует «регулированию численности» волков. Достается не только охотникам, но и СМИ, формирующим негативный образ зверя. В книге «В защиту волков» Владимир Борейко доходит даже до... идеологической подоплеки, всерьез сравнивая враждебный настрой людей в отношении серых хищников с ксенофобией и подобными политическими «грехами».

Значительно чаще нарекания звучат в адрес тех, кто «прикрывает охотой на волков собственную бесхозяйственность», а то и корыстный интерес.

Под маской уничтожения «опасного зверя» можно организовать охоту на промысловых животных, в том числе вне сезона. Некоторые авторы считают, что приказами «О регулировании численности» животных (и не только волков) Минприроды РФ открывает путь к их уничтожению без лицензии, выдаваемой на платной основе.

На трудоемкий и затратный процесс выслеживания хищника легко списать значительные количества ГСМ и часов использования техники, в том числе авиационной. Да и без авиации при цене 1 км флажков до 5-7 тысяч рублей, расходах на приманку, оружие и экипировку, заправку снегоходов, каждый из которых «съедает» 20-30 л бензина на 100 км (а в день требуется пройти 200 км каждому охотнику) затраты на добычу одного зверя отнимают у бригад численностью свыше 10 человек до 120 тысяч рублей и до 3 дней.


Велик соблазн «валить на волка» потери в животноводстве, особенно в разведении оленей (хотя в дореволюционной России наиболее «популярной» жертвой волков считались овцы). На это указывают доктора биологических наук Д. Бибиков и Ф. Штильмарк: «...волк нередко прикрывал своей шкурой бесхозяйственность и казнокрадство..., запущенность ветеринарной службы, оправдывая браконьерство и разбазаривание народных средств, служил источником наград и поощрений».

На чьей стороне факты?

В пользу уничтожения «лишних волков» говорит «ужасающая» статистика. Так, считалось, что по одной Кировской области волк до 1950 года уничтожал до 10 тысяч голов скота, а один из современных источников называет ежегодный урон животноводству Забайкалья на уровне десятков миллионов рублей, охотничьему же хозяйству этого региона — 60-70 миллионов рублей.

Кроме того, серого «обвиняют» во вспышках бешенства. Но тот же В.Борейко приводит статистику различных периодов, указывающую на «вклад» волков в распространение бешенства менее 1% от всех замеченных в это животных и подчеркивает, что в профилактике бешенства вакцинация с использованием приманок, содержащих вакцину, более значима, чем истребление.

В одном из обзоров современного зарубежного опыта, приведенном в этой книге, упоминается страхование на случай ущерба для сельского хозяйства. Считается, что эта мера действеннее уничтожения зверя, Автор отмечает, что компенсации потерь владельцам убитых волками домашних животных привели к снятию агрессии с стороны аграриев в адрес волков. Даже к изредка происходящим набегам «серых» население там теперь относится терпимо.

Примерно «посередине» и, вероятно, ближе всего к реальности находится позиция Петра Салмина, ратующего за научный подход в управлении численностью хищников и досадующего: «Современное стихийное регулирование ресурсов волка различными методами по стратегии поголовного истребления неоправданно и экономически неэффективно. Для начала надо установить пространственное размещение выводковых участков семейных пар, затем по ним определить численность волка. Высшие и региональные охотничьи ведомства трубят повсюду о волчьем засилье, но на учёте волка экономят». Ему вторит Александр Бондарев, утверждающий, что в России стратегии управления популяциями волка нет, его численность регулируют стихийно. Даже сторонник защиты волков Д.И. Бибиков говорил о необходимости избирательного подхода к контролю численности волков на территориях в зависимости от того, какой ущерб на них наносит хищник сельскому хозяйству.

Салмин предлагает отказаться от беспорядочного уничтожения волка и ограничиться «изъятием из популяции» так называемых нетерриториальных животных, то есть тех, которые не принадлежат к стае, обитающей на данной территории. А значит, начинать нужно с учета выводковых участков семейных волчьих пар. После сбора информации о признаках присутствия волка данные наносятся на карту угодий, а затем планируют дальнейшие действия.

Эта позиция находит подтверждение у природоохранных инспекторов. Так, зам. начальника отдела охотничьего контроля и надзора Кировской области Иван Трапезников предостерег от излишнего усердия в неорганизованной «борьбе против волка». Практика показала, что уничтожение семейной пары на «ее» участке приводит на освободившуюся территорию сразу несколько пар «бродяг» и в конце концов увеличивает волчье поголовье.


Волки увеличивают численность в ответ на человеческие попытки ее сократить

Что нужно знать о волке, чтобы защитить от него население

На сегодня численность волка в России оценивается на уровне 50-60 тысяч особей, что немногим больше, чем на начало XX века (порядка 50 тысяч). Первая вспышка численности — как утверждают, до 100 тысяч голов — относится к 30-м годам и объясняется последствиями гражданской войны и коллективизации. Разные источники указывают на возрастание количества волков в Великую Отечественную до 120 и даже 150 тысяч особей, хотя ряд специалистов считает эту цифру преувеличенной примерно в 3 раза. Важно, что в это время волк пришел на территории, где прежде его не было, и обитает там в настоящее время.

Заранее можно предвидеть бесполезность агитации за отказ от уничтожения волка, особенно в районах, где население уже испытало на себе ущерб от визитов зверя. В лучшем случае призыв просто оставить хищника в покое даст повод для недовольства «бездействием» местной власти в обеспечении безопасности жителей. Но в условиях участившихся волчьих набегов некоторые главы поселений и районов, как и руководители отделов ГО и ЧС, озадачены: защиту людей от такого фактора опасности им организовывать еще не доводилось. Они выслушивают мнение местных инспекторов охотнадзора, принимают к сведению данные о проведенной работе и... обычно этим ограничиваются, предоставляя право действовать экологическим ведомствам. Те обычно ограничиваются упомянутыми приказами о регулировании охотничьих ресурсов, как, например, в Костроме.

В Макарьевском районе Костромской области еще в 2010 году организовали межведомственную комиссию по борьбе с волками и учету убитых хищников, включив в нее заместителя главы райадминистрации, специалистов по городской инфраструктуре, ГО и ЧС, мобилизационной работе, охотоведа и председателя общества охотников и рыболовов. По свидетельствам СМИ, губернатор Забайкальского края сообщил, что «ждет нестандартных решений по борьбе с волками» и призвал найти для этого правовую основу.

Добавим: какие бы решения ни были впоследствии приняты, вслед за правовой придется искать и основу экономическую, потому что временные и финансовые затраты на борьбу с волками требуются отнюдь не символические. Но большие затраты времени и денег могут не дать желаемого эффекта, если не учесть взаимосвязи смены условий на территории с численностью волка на ней.

Так, отмечено влияние развития дорожной сети и вырубки лесов на численность волков. Д.И. Бибиков в одном из интервью связал распространение волка и процесс централизации сельских населенных пунктов. В результате процесса в брошенных деревнях создавались благоприятные условия для создания логова и выведения потомства, а профессиональных охотников-волчатников становилось меньше.

Наиболее существенный фактор — наличие кормовой базы. Считается, что волк идет к человеческому жилью, когда не в силах обеспечить себе прокорм в дикой природе (так поступают и другие животные). Не потому ли это происходит, что в результате охоты численность лося, дикого оленя и в меньшей степени косули снижена до недопустимых уровней?

Охотоведы по сей день рассматривают волка как «конкурента» охотникам и считают, что проще отстрелять «серых», а не снизить количество выдаваемых лицензий «человеку с ружьем».

Специальные и случайные наблюдения в экосистемах, где охота не распространена, раскрыли несколько интересных фактов. Первый подтвердят и практики, «работающие» на территориях без особого статуса: если чрезмерно снизить численность волка в угодьях, выгода от этого будет временной и затем обернется вредом. Волк оздоравливает популяцию копытных, изымая из нее непродуктивных (старых, слабых, больных) животных, так что «санитаром леса» его называют без преувеличений. Охотник эту же функцию не выполняет (на расстоянии не может оценить состояние здоровья животного, которого видит через прицел) и заменить «серого» в охотничьих угодьях не может. В отсутствие естественного врага травоядных становится больше, но здоровье популяции слабеет. В какой-то момент скажется и недостаток кормовой базы уже для расплодившихся не в меру самих травоядных. Охотничье хозяйство вновь понесет убытки.

Побывавшие в «зоне отчуждения» вокруг Чернобыльской АЭС свидетельствуют: без вмешательства человека местная экосистема «расцвела», в ней прекрасно уживаются и многочисленные хищники (не только волки, но и рысь), и не менее многочисленные здоровые травоядные. Может быть, это доказывает, что человек, будто бы заботящийся о поголовье копытных, большей частью думает не о них, а о себе и финансовой стороне вопроса?


Волки в зоне отчуждения Чернобыльской АЭС от недостатка кормовой базы не страдают.

Исследования российских и зарубежных ученых установили не только случаи снижения популяций копытных при полном истреблении волка в заповедниках (например, Окском, Мордовском, Дарвинском), но и увеличение численности копытных при повышении плотности волка на территории.

Математически установлено необходимое для баланса численности волков и копытных соотношение: 22 волка и 600 лосей. Расчет по кормовой базе опирается на различные данные о среднесуточном потреблении пищи волком. Американские источники называют 1,7 кг в сутки, российские исследователи приводят показатели по сезонам: январь — март – 1,3, апрель — июль – 1,5, август — декабрь – 2,0 кг/сутки. Можно использовать усредненную величину в 1,5 кг и учесть, что, с одной стороны не вся она приходится на ценные охотничьи ресурсы (часть — на птиц, рептилий и мелких грызунов), с другой — в экстремальных условиях волки могут добывать больше травоядных, чем в состоянии съесть сразу, но по статистике лишь каждая 20-я охота стаи завершается успехом.

А что же с вредом волка для человека? Упомянутый И.С. Трапезников не склонен переоценивать серьезность тревожных сигналов от жителей населенных пунктов, опровергая в первую очередь страхи насчет нападения хищника на людей. По имеющимся у специалиста сведениям, с 1939 года случаев гибели людей от воздействия волков не зафиксировано. Другие источники называют более короткие периоды (например, 1953 год) — впрочем, оговариваясь, что располагают неточными данными. При обсуждении опасности серых хищников для человека, как и в рассуждениях о динамике их численности, постоянно всплывает вопрос отсутствия официальной статистики. А во многих случаях еще и непонятно, убил человека волк или это сделали одичавшие собаки, волкособы либо иные животные.

Практики сходятся во мнении, что здоровое животное предпочтет избежать контакта с взрослым здоровым человеком. Исключения — случаи, если человек несет с собой что-либо съедобное (тогда нападение связано только с попыткой отнять пищу), неподвижен (пьян, спит, болен и пр.) или это ребенок, хотя и контакты волка с детьми, особенно маленькими, далеко не всегда завершались трагедией.


Хорошие рекомендации по самозащите от волчьей стаи в маловероятном случае нападения на человека дает Оливер Старр, в течение многих лет изучавший поведение хищников. В числе его советов: ни в коем случае не убегать, не смотреть животным в глаза, не поворачиваться к ним спиной, проявить «бесстрашие»: поднять шум, махать руками над головой, бросать камни, прыгать вверх-вниз и яростно кричать; отступать медленно, при нападении на группу людей держать самых маленьких и беспомощных в середине и не разделяться, не смотреть с испугом на нападающих хищников и не падать на землю, при наличии электрошокера или газового баллончика применить его; если хищники не отступают — залезть на дерево или скрыться в ближайшем автомобиле, в самом крайнем случае сворачиваться в клубок и защищать лицо. Специалист подчеркивает, что далеко не всегда защита потребует убийства зверя.

А если ситуация складывается так, как в селе Верхний Нугуш (Башкирия), где детей пришлось снабдить топорами для защиты от волков по пути в школу, расположенную в соседнем селе? Не исключено, что целесообразнее найти добровольцев для организации перевозки школьников автотранспортом, а затем разрабатывать комплексные меры по обеспечению безопасности вместо не всегда продуктивных попыток отстрелять всех волков в округе.

Охотники утверждают, что есть и «ненасильственные» методы обеспечения безопасности и рабочей собаки от волка — с помощью специальных ошейников, содержащих элементы (гильзы, куски ткани) с запахами пороха, табака и другими отпугивающими хищников. Пишут также об опыте применения навешенных на собаку бубенчиков и попон, спасающих от повреждений при встрече с хищником. Впрочем, главным способом защиты называют все же «запирать собак на ночь» в помещении, куда волк по определению не попадет.

Домашнего питомца на случай встречи с волком можно защитить

Что касается ущерба сельскому хозяйству, специалисты отмечают безусловную необходимость правильного обучения кадров и дисциплины в хозяйствах, а также упомянутые выше меры по страхованию «живого» имущества. Кроме того, поставщики предлагают многочисленные модели электроизгородей, позволяющих организовать безопасный выпас скота на постоянной основе. Устройство не убивает, а лишь отпугивает электрическим разрядом подступающих хищников, давая им понять, что возле пастбища им делать нечего.


Электроизгородь не убивает диких зверей, а лишь отпугивает их

Что делать муниципалитетам, если волки атакуют?


1
После первых же сигналов о визитах волков продемонстрируйте, что вы в курсе проблемы и не игнорируете ее. По меньшей мере один раз проблему нужно обсудить, собрав «за круглым столом» представителей общественности, в том числе настроенной негативно, и всевозможных экспертов: экологов, работников прокуратуры, правоохранительных органов, природнадзора, отдела ГО и ЧС, общества охотников и рыболовов.

Хорошо, если на этой встрече будут представители добровольческих бригад «волчатников» и руководители предприятий, чьи интересы могут пострадать при набегах серых хищников. Привлеките и руководителей автотранспортных предприятий, чтобы избежать «башкирского варианта» и принять меры по перевозке людей для снижения риска.

Вам нужно развеять панические настроения, кратко проговорить «теоретические основы» проблемы и осадить агрессивный настрой призывающих к массовому истреблению волков. Выслушайте работников охотничьего надзора, которые должны располагать информацией об учете и волков, и их кормовой базы. Пусть из уст специалистов прозвучат цифры о допустимом «регулировании численности» волка или альтернативных мерах. Определите районы максимального риска и выработайте механизм действий при визитах хищников. Не факт, что после этого обязательно потребуется интенсивный отстрел этих «незваных гостей», если своевременно принять менее трудоемкие и более дешевые меры.

2
Организуйте прием информации о набегах хищников по как можно большему количеству каналов. Полученные данные немедленно передавайте местному инспектору по охране животного мира.

3
Организуйте информирование населения о методиках самозащиты и защиты домашних животных от волков, а также от других агрессивных животных. Проведите разъяснительную работу с владельцами собак, убеждая постоянно содержать питомцев на привязи и обеспечить месту их содержания адекватную защиту.

4
Усильте профилактику образования стихийных свалок в населенном пункте и вокруг него. Волк всеяден и не брезгует «легкой» добычей в виде пищевых остатков, чему есть подтверждения не только в России, но и в европейских странах, в частности, в Италии. Хорошо, если такие свалки удастся ликвидировать полностью. Требуйте аккуратности от фермеров и владельцев сельхозпредприятий при утилизации отходов животноводства.

Свалки привлекают диких животных, в том числе основных переносчиков бешенства.
5
Минимизируйте количество безнадзорных собак на территории населенного пункта. Так вы подорвете доступную «пищу» для волков, снизите риск скрещивания волков и собак, а заодно воспрепятствуете распространению опасных инфекций, в котором безнадзорные собаки могут участвовать чаще, чем волки.

...И тогда фраза «придет серенький волчок» в вашем населенном пункте с большей вероятностью останется лишь строчкой старой детской песни.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.