Вступивший в силу закон 224-ФЗ внёс существенные поправки в законы «О государственной службе» и «О муниципальной службе». Госслужащие теперь обязаны отчитываться о том, чем занимались в интернете в свободное от работы время. Этого ждали, этого боялись, но теперь оказывается, что события развиваются по худшему из сценариев: вместо заполнения декларации служащие буквально бегут из интернета! Закон, который не должен был, да и не мог ограничивать граждан в их базовых правах, таким ограничением де-факто стал. И перспективу теперь отдельные комментаторы рисуют поистине апокалиптическую. Но давайте обо всём по порядку.

Яблоко раздора: статья 20.2 (Представление сведений о размещении информации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет"), добавляемая к старым текстам законов. Именно она требует начиная с этого года и каждый год, в срок до 1 апреля, от государственных и муниципальных служащих, а также лиц, претендующих на замещение соответствующих должностей, информировать своего нанимателя о всех местах в интернете, где они, действуя как частное лицо и идентифицировав себя, размещали любую общедоступную информацию. При этом претендент на должность служащего обязан предоставить отчёт за три календарных года до приёма на службу, а служащие — за год до подачи декларации.

Первую паническую волну — мол, придётся вспоминать все тысячи мест, в которых оставил хотя бы одну строчку или «лайк», раскрывать пароли, сообщать не только о веб-сайтах, но и службах обмена мгновенными сообщениями, и т.д. и т.п. — удалось сбить благодаря разъяснениям Минтруда. В министерстве разработали методичку по заполнению «интернет-декларации», поясняющую, в частности, что речь только о сайтах, на которых служащий разместил свою фотографию, имя и фамилию, что интернет-магазины и сервисы мгновенных сообщений упоминать не требуется, и что о раскрытии паролей речи тоже не идёт. Таким образом перечень сайтов, присутствие на которых подлежит декларации, фактически сводится до служб знакомств и социальных сетей: В Контакте, Одноклассники, Facebook, Google+, Twitter и им подобных.

И это значительное послабление по сравнению с той страшной картиной тотального «интернет-контроля», которая рисовалась комментаторами, вольно трактовавшими закон ранее: по крайней мере не придётся бояться, что, забыв задекларировать какой-нибудь интернет-форум, где оставил пару строк, будешь обвинён в искажении данных и уволен. Но это же и новая большая проблема. Дело в том, что именно социальные сети за последние годы стали главной площадкой для выражения мнений в частном порядке. Так для чего государству вдруг понадобилось вторгаться в частную жизнь гражданина (а это, как гласит Конституция, в том числе «внеслужебные занятия»)?


Ответ, данный всё тем же Минтрудом, настолько же простой, насколько и сомнительный: «интернет-декларация» призвана обеспечить «соблюдение гражданскими служащими правил профессиональной этики». Переводя с канцелярита на человеческий язык, государство очевидно желает убедиться, что даже в свободное время служащие не занимаются вещами, несовместимыми с нравственным обликом государственного служащего Российской Федерации. Правда, что именно может быть критерием такой несовместимости, сказать определённо нельзя: соответствующих разъяснений не дано, а увольнений пока не было. Но комментаторы предполагают широкий спектр «проступков»: от неумеренной критики первых лиц государства и радикальных политических пристрастий до, простите, банальных матерных анекдотов и непристойных изображений.

Непонятно и то, станут ли называть истинную причину увольнения в случае обнаружения проблем с задекларированной интернет-активностью. По правде говоря — этого вряд ли стоит ожидать. Скорее всего увольнять будут с обтекаемой, ничего не объясняющей формулировкой «служебное несоответствие». Так что, потеряв работу, служащий и не поймёт даже, за что именно вылетел!

Всё это заставляет думать, что новый закон призван не столько вскрывать факты ненадлежащего поведения в интернете, сколько помогать такое поведение предотвращать. Вроде бы очевидный вывод, который, однако, привёл к трагедии: государственные и муниципальные служащие в последние недели начали массово социальные сети покидать! Во избежание недоразумений, как говорится.

Вопрос, в какой степени новый закон нарушает конституционные права граждан, открытый. С одной стороны — налицо факт вмешательства в частную жизнь гражданина (а госслужащий ведь тоже гражданин, со всеми правами и свободами!). С другой — понятна забота государства о своём имидже в новых быстро меняющихся условиях. Ведь если бы раньше госслужащий, например, был замечен в участии в каком-нибудь радикальном политическом мероприятии, вопросу о соответствии им занимаемой должности никто не удивился бы. Но сегодня именно социальные сети стали главной площадкой для выражения мнений и социальной активности — и со стороны государства разумно контролировать это направление. Другой разговор, что реализован такой контроль мог бы быть менее заметно, без принуждения и даже без привлечения самих служащих. По крайней мере это позволило бы избежать разговоров о «возврате к тоталитарному режиму».

Однако истинная проблема не в том, возвращает 224-ФЗ Россию к тоталитаризму или нет. Главная проблема, повторюсь, в том, что социальные сети стали главной площадкой для выражения мнений и, желает того кто-то или нет, самым популярным каналом связи, в том числе, между государством и гражданином. Давно уже как официальные, так и неофициальные комментарии принято давать в соцсетях: там их проще всего донести до целевой аудитории, там же их проще всего обсуждать. И всё чаще бывает так, что провести грань между официальным и частным трудно или невозможно: госслужащий, дающий на страницах соцсети разъяснения по профессиональным вопросам под собственным именем, может выступать и как частное лицо, и как представитель государства.

Проводить грань здесь на самом деле и не требуется, ведь такое присутствие госслужащих само по себе чрезвычайно ценно: в результате государство лучше понимает, что происходит «на земле», а простые граждане получают шанс заглянуть «на кухню», где принимаются социально-важные решения. И государству бы этот стихийно сформировавшийся механизм поддерживать, лелеять! А вместо этого оно его пытается уничтожить.


Перспектива на ближайшее будущее теперь: массовый переход госслужащих «в тень». Ведь они тоже люди, у них есть семьи, друзья, коллеги, так что социальные сети и интернет они, конечно, не покинут. Вместо этого начнут регистрироваться под вымышленными именами и вообще стараться вести себя в Сети так, чтобы нельзя было «вычислить», привязать к настоящему имени. И тот факт, что они не уйдут насовсем, без сомнения должен радовать. Огорчает то, что качество этого канала связи, конечно, уже не будет прежним.

Но что же делать? Я дам парадоксальную рекомендацию: не бойтесь и ничего не меняйте, если ещё свои аккаунты в соцсетях не закрыли! Бояться не стоит потому что, во-первых, проверка «интернет-декларации» в большинстве случаев неизбежно сведётся к беглому её прочтению, то есть будет чистой формальностью: слишком много сведений придётся проверять!

Во-вторых, не стоит поддаваться панике: чтобы нарваться на неприятности, придётся сделать что-нибудь действительно ужасное, увольнять за одни лишь неприличные анекдоты, конечно, не станут. Да и что вам скрывать, по большому счёту? Закон требует декларировать интернет-активность, проводившуюся под вашим настоящим именем. Но вся она уже открытом доступна всем желающим! В том числе и любым проверяющим, буде такие найдутся.

Наконец, в-третьих, чем меньше госслужащих останется в соцсетях, тем дороже они будут цениться. Цениться как простыми гражданами (имеющими возможность задать вопрос в неформальной обстановке и получить квалифицированный ответ), так и — парадокс! — начальством на самой службе (ведь, понимая, что происходит «на земле», можно принимать и более качественные решения).

P.S. Мы написали пошаговую инструкцию по заполнению декларации: читайте её здесь.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.