На минувшей неделе президент распорядился сформировать при правительстве рабочую группу по искоренению подростковой преступности и блатной романтики в детской среде. Сроки предельно сжатые: в середине февраля межведомственная группа уже должна приступить к выработке рекомендаций. Спешка, впрочем, обоснованная: проблема подросткового бандитизма внезапно оказалась в списке самых острых социальных проблем 2017-го года!

Мы привыкли считать подростковые банды пережитком 90-х. Но тем печальней и угрожающе звучит статистика с мест — порой напоминающая фронтовые сводки. Полистайте новости: массовые драки, убийства, кражи, вымогательство — и всё с участием детей! Растёт число тяжких преступлений. «Блатная культура» проникла в социальные сети, где нашла благодатную почву (видели группу «Арестантского Уркаганского Единства»?). Вести порой настолько дикие (как вам такая из Оренбурга: 14-летние, придумавшие себе «жизнь по воровским понятиям», заставляют младших заниматься попрошайничеством и воровством?), что в них с трудом верится.


Но что можно противопоставить этому неожиданному «криминальному ренессансу»? Из немногочисленных пока ещё интервью с потенциальными членами рабочей группы вырисовывается следующая картина мер профилактики.

Во-первых, планируется либерализовать систему наказания несовершеннолетних, совершивших преступления и правонарушения. Главную роль тут должна сыграть так называемая служба социальной медиации — занимающаяся внесудебным урегулированием споров, связанных в том числе с «трудными» подростками. Этот бесплатный для граждан социальный институт создаётся в России с начала десятилетия, но всё ещё незнаком большинству россиян.

Медиатор (буквально: посредник) не занимает позицию ни одной из сторон, а помогает им примириться. Нарушителя убеждают возместить моральный и материальный ущерб, в то же время не изменив его социального статуса (не навешивая ярлыка «преступник», не отправляя в детские исправительные учреждения, где психика ребёнка может быть деформирована необратимо), жертву — простить. Не все согласны, что это поможет, не все понимают даже, как именно такая схема будет работать применительно к детям, но по крайней мере это свежая идея.

Во-вторых, следует ожидать радикального реформирования детского досуга. Развалив советскую систему, мы пустили процесс на самотёк — в результате она коммерциализовалась. И особенно в бедных регионах, малоимущих семьях, дети теперь не могут позволить себе кружки, секции. Чем это обернулось — очевидно: когда госорганы не работают с детьми, с ними начинает работать криминал. Поэтому необходимо вновь сделать детский досуг абсолютно доступным и разнообразным.

Есть, однако, и третий пункт, который сегодня хотелось бы разобрать подробней. Это проблема школьного насилия: драки, унижение словом и действием, травля — в общем, любые формы насилия детей по отношению к детям. Из всех слагаемых подросткового бандитизма, это — самое парадоксальное и полное заблуждений.


Возьмите любой инцидент подобного рода и вы увидите один и тот же набивший оскомину набор предлагаемых решений: кто-то призывает наказать агрессора, кто-то утверждает, что жертва виновна сама, кто-то списывает всё на трудный возраст и советует оставить без внимания (мол, само пройдёт), и т.д.

Уверен, большинству такой подход к проблеме покажется разумным, но лично я — из меньшинства, позицию которого отлично сформулировала психолог-педагог Людмила Петрановская. Суть: принятое в обществе отношение к проблеме школьного насилия её, проблему, только усугубляет. Насилие в школе — болезнь коллектива, а не отдельных личностей. И страдают от неё все, а не только непосредственные жертвы, и сама она не проходит! Следовательно, необходимо снять розовые очки и приступать к лечению.

Прежде всего, не следует пытаться насилие объяснить. Это принципиальное заблуждение! Объяснить очередной инцидент — легче всего и кажется самым логичным, но мало того, что объяснений всегда много (и часто неправильных: например, следует различать непопулярность и травлю; даже проявив себя, ребёнок не всегда получает «иммунитет»), так ещё и объяснение — это попытка оправдания. Равно не следует ждать, что «пройдёт само»: школьное насилие само не проходит, потому что у детей ещё не сформировались моральные ориентиры. Задача педагога состоит не в том, чтобы отыскать причину насилия, а в том, чтобы изменить поведение конкретной группы детей.

Отсюда — второй аспект, который часто не понимают и извращают. Школьное насилие — болезнь группы, коллектива, а не личности. Вы не уничтожите её, убрав из коллектива жертву или взяв жертву под свою защиту. И удалив из группы конкретного агрессора — не устраните болезнь тоже. Поступив так, вы только примете правила игры, навязанные вам группой детей с уже деформированной моралью, сбитым нравственным ориентиром. Слово стая, вкусившая крови, такой коллектив уже не сможет остановиться: определятся новые «альфа-личности», найдутся новые жертвы и новые причины унижать, преследовать.

Что приводит к аспекту номер три: насилие в школе — проблема вовсе не только для жертвы. Оно деформирует психику не только человека, который подвергся унижению. Агрессор деформируется тоже, сам того не сознавая: он получает опыт безнаказанности, иллюзию силы и правоты, что может искалечить его жизнь в будущем, когда он попытается вести себя аналогично во взрослом обществе. Страдают и свидетели: для них это опыт бессилия перед толпой, стыда, страха оказаться в жертвах самому. Страдает даже коллектив как социальная единица: насилие поглощают его энергию, так что на учёбу её может уже и не остаться.


Очевидно, что в таком разрезе классические меры профилактики насилия оказываются не просто бесполезными, а даже вредными. И вот что предлагает психолог им на замену.

1
 Называйте вещи своими именами. Унижение детей — в любой форме — это насилие. Насилие в школе недопустимо, как и везде. Точка. Никаких «не ладится с одноклассниками», никаких «мы его не любим», никаких «дразнится» и т.п.

 Насилие, травля — болезнь коллектива, а не личности. И лечиться необходимо только вместе. Как человек, не моющий рук перед едой, рискует подхватить дизентерию, так группа, не следящая за чистотой отношений, подхватывает насилие! Значит, нужен дружный класс — и никаких послаблений, частных случаев, тут быть не может. Кстати, это же помогает снять и противопоставление жертв и агрессоров: все в одной лодке, все равны, все должны поработать ради чистоты отношений!

 Необходимо дать детям правильный нравственный ориентир, который покажет, что в коллективе, больном насилием, непричастных, невиновных, здоровых не бывает. Вспомните фильмы «Чучело» и «Повелитель мух», вспомните сказку про гадкого утёнка для младших: утёнок улетит, а тупые злые куры и утки останутся. Кто из детей захочет быть таким?

 Сформулируйте правила жизни в группе. На листе бумаги! «У нас не выясняют отношения кулаками». «У нас не ругаются матом». «У нас не дают обидных прозвищ». «У нас разнимают дерущихся». А потом — превратите их в социальный контракт. Буквально заставьте детей поставить свои подписи — и вывесите на видном месте. Это хорошо зарекомендовавший себя приём из мира взрослых.

 Гармонизируйте иерархию. Попросту говоря у каждого ребёнка должна быть возможность себя проявить, показать свои лучшие стороны, чтобы те, кто недобирает «социальных баллов», скажем, на физкультуре, смогли компенсировать их в рисовании, выдумывании игр и т.п. Признак здорового коллектива: в разных ситуациях лидерами становятся разные личности.

 Наконец, не ослабляйте контроль! Сделайте «индикатор насилия»: банку или доску, на которую каждый, посчитавший, что был жертвой, свидетелем или даже виновником акта травли, сможет воткнуть кнопку, оставить камушек. Дети наглядно смогут видеть, какова текущая ситуация. А дополнив такой индикатор «графиком выздоровления», можно показать и динамику.

Не стану спорить, считать школьное насилие главной или единственной причиной подросткового бандитизма будет наивно. Но совершенно очевидно, что реформа нужна и здесь: проблема насилия в школе должна присутствовать в повестке рабочей группы.

P.S. В статье использованы иллюстрации Thomas Ricker, Mindaugas Danys, Lennart Tange.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.