Известие о том, что министерство финансов готовит законопроект о запрете оплаты крупных покупок наличными деньгами, не стало неожиданным. Прения по этому вопросу идут на всех уровнях власти и общества уже несколько лет, так что инициатива минфина — закономерный итог. Суть, если всё пойдёт по плану, очень простая: через пару лет запретить оплачивать покупки дороже 300 тысяч рублей наличностью. Со смыслом труднее, эксперты приводят несколько причин того, почему это следует сделать: тут и увеличение запаса ликвидности у финансовых организаций, и облегчение работы банков, и даже подстёгивание экономического роста (хоть связь и непрямая). Но главное, что установка «потолка» для наличности станет первым шагом в направлении полного от неё отказа.

Звучит как утопия? Что ж, энтузиасты общества без наличных денег приводят в пример несколько западноевропейских стран, в которых эта идея уже в значительной степени реализована — и в первую очередь Швецию. К сожалению, если присмотреться, окажется, что Россия, совершая переход к безналичной экономике, двинется скорее не путём шведов, а путём другой своей соседки, с юго-востока и значительно менее благополучной... Впрочем, давайте по порядку.

Швеция, которую так любят противники наличности, и впрямь добилась впечатляющих результатов. Правда, и начинали там не вчера, а почти полвека назад и особо не спешили. Сегодня бумажные деньги и металлическая мелочь в стране ходят, но купить на них с каждым годом возможно всё меньше. Согласное статистике центрального банка, лишь только пятая часть всех расчётов в стране производится «налом», а в денежном выражении такие транзакции составляют единицы процентов от общего оборота. Все остальные операции проводятся электронно: главным образом через пластиковые карты и (в последние годы) с помощью мобильных приложений (позволяющих пересылать деньги от человека к человеку, либо оплачивать товары и услуги — в любом случае всё тоже привязано к банковскому счёту гражданина).

По крайней мере уличные торговцы и музыканты от наличных не отказались. Впрочем, как знать, сколько ещё это продлится?
Представить до какой степени это дошло, можно по следующим нескольким примерам. Магазинам разрешено законом отказывать в приёме наличных денег. На наличные не купить билет в некоторых видах общественного транспорта. Больше чем половина банков не имеют дел с наличностью, а в некоторых районах страны не отыскать ни единого банкомата. И даже церкви предпочитают «прогрессивные» безналичные пожертвования, и прихожане это желание с готовностью исполняют.

При этом показательно, что сами шведы не надеются в ближайшем будущем совсем отказаться от наличных. Как они говорят, для этого потребуется политическое решение и оно больно ударит по некоторым слоям населения. Ведь «классическими» деньгами до сих пор пользуются, например, люди преклонного возраста (им так легче контролировать свои расходы). Однако называть свою страну образчиком «почти безналичной системы» у шведов есть полное право: сформировавшаяся тенденция обещает, что уже в ближайшие пять лет объём наличных транзакций сократится до уровня в десятые доли процента!

И, конечно, очень соблазнительно распространить шведский опыт на Россию. В конце концов мы так похожи и столько раз пересекались в прошлом! Печальная правда, однако, в том, что если мы и повторим чей-то путь в направлении отказа от наличности, то это будет не Швеция, увы, а... Индия. Где именно сейчас протекает весьма бурный процесс насильственного перевода населения к безналичному расчёту.

Индия — антипод Швеции, когда речь идёт о деньгах. 90% оборота приходится тут на наличные, банковский же счёт есть меньше чем у половины граждан. И даже мобильные приложения, позволяющие расплачиваться за мелкие покупки и услуги «телефоном», не меняют картину принципиально — ибо больше трети населения живёт в условиях ужасающей бедности и не имеет ни нормального доступа к мобильной связи, ни тем более к интернету, да и уровень образованности оставляет желать лучшего.

Но что самое плохое, в Индии огромная теневая экономика. Полноводная река неучтённых денег течёт в карманы предприимчивых граждан и чиновников, провоцируя и питая коррупцию, уродуя бюджет. И конечно, пока наличные продолжат играть первую скрипку в денежных операциях, с этой проблемой не справиться: ну не существует эффективных способов контролировать оборот наличных денег!

Вот почему новым правительством был предпринят шаг, от которого в эти дни «стоит на ушах» вся Индия. Внезапно было объявлено, что из оборота выводятся 80% купюр. До установленной даты их можно обменять на купюры нового образца, но только в банках, то есть с регистрацией факта обменной операции и ограничением по сумме (не больше 30 долларов США в день на человека). Правительство не остановил даже тот факт, что у сотен миллионов индийцев нет документов, которые позволили бы в банк обратиться, да и ехать до ближайшего отделения порой далеко. А расчёт на то, чтобы выбить почву из под ног коррумпированных чиновников: по крайней мере заставить их выявить себя.

Инициативу уже поддержали западные эксперты — в глазах которых это один из первых шагов на пути к обществу без «чёрного нала» и наличных денег вообще. И даже если это не помешает коррумпированным личностям сейчас (вряд ли они хранят сбережения в банкнотах или в отечественных банках), то в перспективе приблизит Индию к заветной цели. Тем более что параллельно власть проводит масштабную всеобъемлющую программу подготовки перехода от наличности к безналу: там и создание инфраструктуры (технических решений и сервисов), и обучение населения, и помощь бизнесу. Вопрос в том, сколько индийцам придётся терпеть, пока безналичная модель заработает в полную силу: текущую ситуацию СМИ характеризует как «весьма напряжённую»...

В Индии дошло уже и до сожжения чучел политиков...
И это совсем в ином свете, нежели Швеция, рисует перспективу безналичной России. У нас, согласно совершенно официальным данным, такая же огромная теневая экономика (если не в абсолютном выражении, то в пропорциях), как в Индии: по словам самого Президента, «в тени» находится почти каждый второй работоспособный гражданин! И запрет на крупные наличные платежи без сомнения по «теневым» элементам ударит: легализовать неучтённые доходы станет трудней! Но задумайтесь ещё раз над цифрой (каждый второй трудоспособный!) и вы поймёте, что такой шаг спровоцирует как минимум скачок социальной напряжённости, а как максимум — социальный взрыв.

Кроме того, есть у нас пересечения с Индией и в плоскости образованности населения. Если в Швеции пенсионеры, которые мучаются с «пластиком», не понимают и не доверяют ему, единичны, то у нас и Индии картина противоположная: финансовая и техническая грамотность населения откровенно недостаточны. Даже зарплатными картами девять из десяти россиян по-прежнему предпочитают не пользоваться каждый день, а лишь снимают с них деньги, чтобы потом переложить их на другую карту. Схема бессмысленная, даже глупая, зато красочно иллюстрирует ситуацию.

В таких условиях слишком резкие меры по сокращению операций с наличными деньгами чреваты социальным взрывом. Поэтому не стоит торопиться с принуждением, лучше начать с обратного конца! Необходимо заняться обучением населения финансовой грамотности (помните, как учили пользоваться интернетом?). Необходимо создать условия, благоприятствующие безналичным расчётам даже по мелочам (почему бы, например, не обязать общественный транспорт принимать обычные банковские пластиковые карты?). Совершенно необходимо сосредоточиться на электронных мошенничествах — от которых страдает даже благополучная во всём прочем Швеция (двукратный рост махинаций с безналичными расчётами за десятилетие).

И тогда со временем общество придёт к идее отказа от наличных денег самостоятельно. А власти останется лишь пожинать плоды собственной предусмотрительности.

P.S. В статье использованы графические работы Henrik Sandklef, Newsody.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.