Говорят, чтобы чиновник двигался, его постоянно нужно толкать. И в этой шутке больше печальной правды, чем хотелось бы многим. Потому что с одной стороны здесь человек на государственном довольствии — самом стабильном, самом неподверженном внешним шокам виде заработка. И для него естественно не желать перемен. А с другой — вечно недовольный обыватель, винящий во всех несовершенствах того самого чиновника.

Получается социальный вечный двигатель — работавший тысячи лет до нас и продолжающий работать поныне. И речь сегодня пойдёт о забавной инициативе, родившейся на постсоветском пространстве лет пять назад как результат работы этого самого «двигателя». Идея, впрочем, наверняка родилась намного раньше, но лишь только в последние пять лет получила своё современное название: партизанинг.


Можно поспорить, но лично я склонен усматривать истоки этого (анархического по сути) движения в раннесоветской эпохе. Старшее поколение вспомнит «Тимура и его команду», а молодому вкратце поясню: были такие наполовину придуманные герои-подростки, направившие свою избыточную энергию на общественно-полезные дела. Личной выгоды они, естественно, не имели (коммунизм!), но общественное благо было для них достаточным вознаграждением.

 А сильно позже, уже в начале текущего столетия, случилась мода на так называемые флэшмобы. В массе своей — совершенно бесполезные: просто молодёжи понравилась идея сговориться по интернету и потом вдруг, толпой, без видимых причин «образоваться» в неожиданном месте. Но примерно тогда же, по крайней мере у себя в Екатеринбурге, я видел и попытки направить эти «сходки» в социально-полезное русло. Кажется, ребята чем-то помогали старикам, чистили парки и т.п.

Нынче, конечно, времена другие, но юношеский задор по-прежнему нужно куда-то девать, да и трещин в социальном устройстве едва ли поубавилось. И вот, вспомнив опыт тимуровцев и флэшмобовцев, очередное юное поколение придумало партизанинг. Идея которого, в общем, простая, хоть «отцы-основатели», кажется, никогда не пытались сформулировать её кратко и ясно (напротив, они жонглируют терминами, находя в этом какое-то удовольствие: вот, к примеру, один из «классиков-партизан» читает лекцию о «партизанинге как практике вовлечённой урбанистики»). Так вот, идея: дать горожанам и вообще гражданам моральное право менять свой город/среду обитания по собственному желанию, но без спросу у власти, менять там, где и когда они лично сочтут это нужным и вероятно полезным. Впрочем, давайте я лучше покажу.

Представьте, что на оживлённой улице, где давно и многим бы хотелось иметь пешеходный переход, где люди вечно перебегают дорогу на свой страх и риск, вдруг появляются ребята в оранжевых жилетах и — рисуют «зебру» и ставят знак. Хвала небесам, власть наконец услышала молитвы пешеходов? Увы. Это «партизаны» воплощают мечту без санкции «сверху».


А вот они же, отхватив приличный кусок проезжей части, наносят разметку: теперь здесь будет велодорожка — и тоже, конечно, своевольно! А вот они протестуют против неприлично разросшихся парковок и лезущих на газон автомобилей — но не с транспарантами в руках, а продолжая парковочное место на... бетонный блок и столб: кто ловкий, пусть лезет! А вот ставят под открытым небом импровизированный книжный шкаф и заполняют книгами — берите, читайте, кто хочет, и пополняйте обменный фонд собственными. А вот ящик для пожеланий жильцов в запущенном дворе, а вот «чат» в лифте (доска с маркером, так что каждый может цивилизованно поделиться мыслями с соседями), а вот «заживление городских ран» путём покраски зелёнкой выщербленной плитки...

Умно, правда? Весело, интересно. И смело тоже, временами даже слишком. Но вот полезно ли? Нет, в самом деле, сколько от этого реальной пользы? Ведь пройдёт день-другой и всё это будет смыто, содрано, удалено теми, кто действительно поставлен следить за данным куском городского пространства, а то и просто хулиганами. Что ж, всё так и всё же... «Партизаны» уповают отчасти на так называемую теорию разбитых окон.

Был такой психологический эксперимент, поставленный где-то в США во второй половине XX века. На улицах оставили два новеньких автомобиля, но у одного заранее выбили окно. По истечении нескольких дней тот, что целый, так и стоял нетронутым, а вот второй уличная шпана разграбила, разобрала чуть ли не по винтикам. Что ж, стоило «выставить» окошко у первого автомобиля, стоявшего, кстати, в благополучном районе, как его постигла та же участь. Впоследствии опыт повторяли многократно, варьируя место действия и предметы, но с неизменным результатом.

Мораль в том числе такая: поведение членов общества определяется не только воспитанием, но и окружающей средой. И когда «партизаны» эту среду меняют (пусть краткосрочно!), то как минимум заставляют людей задуматься и, возможно, поменять что-то в себе, а как максимум — провоцируют и изменения в окружающем. Например, выбитые плитки, покрашенные зелёнкой, потом в самом деле отремонтировали.


Интересней, впрочем, другой вопрос: как вписать это — повторюсь, анархическое по сути — движение в официальный механизм управления и развития города? Ведь «партизаны» не тимуровцы, которые по определению были лояльны власти! Решая эту задачу, нужно иметь в виду три соображения.

Во-первых, вписывать «партизан» или им подобных в официальную стратегию без сомнения придётся. Потому что если история чему-то и учит, так это тому, что такие молодёжные организации неизбывны и неизбежны. Они меняют форму, да, но с постоянством, достойным лучшего применения, появляются снова и снова.

Во-вторых, партизанинг отнюдь не безобиден. Временами у его активистов проскакивают идеи, которые при формальной оценке (то есть без учёта благих намерений авторов) квалифицируются не иначе как мелкое хулиганство. Так, например, они предлагают рвать мусорные пакеты с листвой, собираемой по весне и осени с газонов, и разбрасывать листья — мол, «возвращать городу его естественный облик». Или метить неправильно припаркованные авто булыжниками на капоте и окнах (хорошо хоть не в окна, хотя как минимум от одного из «партизан» такая идея уже звучала). Да даже идея наносить разметку где захотелось, тоже может привести чёрт знает к каким последствиям: в отличие от настоящих дорожных служб, «партизаны» ведь руководствуются только желанием, а не исследованиями.

Наконец, в-третьих, они принципиально своевольны. Они не приемлют указок со стороны власти, не останавливаются перед перспективой конфликта с властью и уж конечно никогда не станут официально одобренной молодёжной организацией, вроде презираемых ими «НАШИх».

Поэтому забудьте о том, чтобы «запрячь» их в идеологическую упряжку, а тем более прикрыть. Репрессиями тут точно ничего не добьёшься. Инициатива должна остаться у «партизан», иначе потеряется центральный стержень (своевольное изменение). Как вариант стоит попробовать наладить с естественно выделившимися лидерами осторожный контакт. Например, сделать группу в соцсети, где ребята озвучивали бы планируемые акции (естественно, без упоминания места, времени и участников), а представитель власти давал бы комментарии и советы. Листву, например, совершенно точно разбрасывать не стоит. Как и бить окна. А вот выкрасить испорченную плитку зелёнкой — почему бы и нет (а может ещё и на карте пометите?).

Конфликтов полностью это не устранит. Останутся акции, которые власть одобрить не сможет — вроде пресловутой самовольной дорожной разметки. Но такой контакт по крайней мере ослабит напряжённость и вероятно принесёт некоторые новые положительные плоды. Уже что-то, верно? Уже шаг навстречу друг другу.

P.S. В статье использованы фотографии Игоря Поносова, Partizaning.org, SrgPicker.

Если вам понравилась статья - порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.